Ищите женщину

Похищение ребенка - историяЭтот детективный сюжет основан на реальных событиях. Невероятная история о похищения ребенка. В свое время, будучи журналистом, я написал около ста статьей о криминале в Узбекистане. Вот, одна из них, которая запомнилась мне больше всех. Имена героев изменены.

 

Глава 1

Эта история началась в Бухаре.

Когда Матлюбе исполнилось двадцать семь лет, она твердо решила разойтись с мужем, который часто пил. А по вечерам устраивал скандалы на глазах у своих двух детей. Старшей — Хилоле было шесть, а маленькому Толибу едва исполнилось два. Было очевидно, что муж уже не мог жить без водки. К тому же домой приносил гроши, а остальное пропивал с друзьями.

Через два месяца Мавлюда осталась одна с двумя детьми и почувствовала облегчение. Она работала медсестрой в городской больнице и после работы еще мыла полы в двух отделениях. Дети же были в детском саду.

Однажды летним днем ее дети играли во дворе. Уже стемнело, а Хилолы с Толибом еще не было дома. В это время Матлюба делала соседке укол, затем женщина немного поболтали. Затем мать проводила соседку и с веранды стала звать детей. Хилола, задрав голову вверх, испуганно произнесла:

—   Мама, я не могу найти Толиба. Я уже весь наш двор осмотрела, ходила в соседний — там тоже нет.

Мать сразу почувствовала в душе тревогу.

—   А у тети Муниры ты была, может быть, он там?

—   Я там была.

—   А у тети Нины?

—  Я у всех соседей побывала.

—  Ты же все время была с ним, как он мог уйти незаметно?

—   Я пошла в магазин, а он остался один. Когда вернулась, уже не было.

—   Почему пошла в магазин, откуда у тебя деньги?

—   Мне одна тетя дала и сказала: «Иди, девочка, в магазин и купи себе и братишке жевачки, а я посмотрю за твоим братиком». Я купила, а когда вернулась, то Толиба и тети уже не было.

От таких слов матери стало страшно, в ногах появилась слабость. Однако Мавлюда взяла себя в руки и побежала вниз.

Когда женщина спустилась во двор, на улице было темно. Мать с дочерью кинулись в соседний двор – и там никого. Матлюба зарыдала, осознавая, что ребенок пропал.

—  Что за женщина дала тебе деньги? — закричала она на дочь.

—   Не знаю, я первый раз видела ее.

—   О боже, что делать? Давай, пойдем по соседям, может, он там сидит?

Они обошли всех своих соседей, но сына не оказалось. И мать явилась в отделение милиции и рассказать участковому о пропаже ребенка.

На другое утро следователь приехал на «Матизе» в дом отца пропавшего мальчика. Тот жил в родительском доме, где ему выделили отдельную комнату. Но и там ребенка не оказалось. Из беседы выяснилось, что вчера вечером у него была «веселая» вечеринка с друзьями. И в самом деле, от него шел запах перегара. Но отец тоже забеспокоился и стал умолять, чтобы скорее нашли сына.

Затем следователь опросил дедушку и бабушку. Им было стыдно, что у них такой сын. Однако они давно уже не видели внука.

К полдню следователь приехал к Мавлюде на квартиру попытался  выяснить мотивы похищения:

—  Может, у вас есть большая сумма денег или золотые украшения, которые могли привлечь преступников?

—  Что вы, нет у меня никаких денег, еле на жизнь хватает, — ответила мать за столом с красными от слез глазами.

—  У вас есть враги, которые решили таким путем отомстить?

—  Нет, я кому не делала плохое.

Следователь средних лет задумался и затем стал беседовать с дочкой Мавлюды. Та села рядом с мамой. Из показаний следовало, что ребенка похитила женщина лет сорока, цвет волос — рыжий. Вероятно, что она посадила ребенка на машину и увезла.

Нужны были свидетели. Участковый, опросивший некоторых соседей. Оказалось, что никто не видел такую женщину с ребенком.

Тогда следователь повез Мавлюду и ее дочь в отдел криминалистки при управлении. Там специалисты очень долго составляли фоторобот неизвестной женщины со слов девочки.

С того дня прошло два года, но маленького Толиба так и не нашли.

Глава 2

Ташкент накануне праздника Мустакилик.

В этот день маленькому Алишеру исполнилось четыре годика. В этот день его папа Сухроб обещал купить ему велосипед. И он с сыном отправились в Детский мир. Там они стали выбирать детский велосипед.

Покупателей в магазине было мало. Среди них оказалась молодая женщина, лет тридцати. Была одета просто: новое недорогое платье с яркой желтой расцветкой. Она направилась в отдел канцелярских товаров. Проходя мимо Алишера, который с папой выбрал велосипед, она невольно остановилась и стала разглядывать мальчика. Алишер уже сидел на трехколесном велосипеде и кричал: «Ура!». Женщина грустно улыбнулась и не сводила глаз с ребенка. Отец мельком обратил на нее внимание.

Когда Сухроб расплачивался у кассы, то женщина все еще наблюдала за ними. «Странно, почему она так смотрит», — удивился отец мальчика, протянув деньги девушке.

Затем, они покинули стеклянный магазин.

На тротуаре мальчику сел велосипед, отец обернулся назад и на расстоянии десяти метров заметил ту странную женщину. Она так же глядела в их сторону. Сухроб удивился еще больше.

Сынишка поехал на велосипеде, и отец поспешил за ним. На ходу он обернулся назад и заметил, что та женщина исчезла. Так они добрались до дома.

У подъезда мальчик спросил:

—  Папа, я не хочу домой. Можно, я покатаюсь во дворе?

—  Хорошо, но далеко от дома не уходи.

Сухроб поднялся на третий этаж. Дверь открыла жена Майя в фартуке, руки были в тесте. Вечером должны придти гости на именины сына. Жена сразу же спросила о велосипеде.

—  Алишер уже катается внизу.

Сухроб зашел на кухню, где его сестренка готовила оливье.

—  У вас уже все готово? – спросил он.

—  Почти, сейчас тесто раскатаем и начнем лепить манты.

Сухроб достал из холодильника бутылочку пива и тоже вышел на веранду. Там у окна стола жена глянул, как сын вниз катается.

—  Хороший подарок ты сделал, смотри, какой он довольный, — сказала жена. — Главное, чтобы он на дорогу не выезжал. Ты с ним об этом говорил? Что молчишь?

Майя взглянула на мужа, а Сухроба был испуганный вид и смотрел на двор.

—  Очень странно, что ей от нас надо? Вон, та женщина, которая сидит на скамейке, она преследует нас с самого универмага. Опять смотрит на нашего сына. Мне эта история совсем не нравится. Сейчас пойду и узнаю, чего она хочет. Может, она больная…?

Испуганная жена сразу позвала сына домой. А Сухроб, оставив бутылку на столе, спустился вниз. Когда он вышел из подъезда, то женщина опять исчезла.

Глава 3

Вечера в квартира Майи и Сухроба собралась родня и друзья, чтобы отметить день рождения сына. Из квартиры доносилась веселая музыка, смех. В это время в дверях раздался звонок. Улыбаясь, Сухроб открыл дверь.

На лестничной площадке стоял майор милиции и сержант, а за ними та самая подозрительная женщина. У Сухроба с лица сразу исчезла улыбка, он даже протрезвел.  Майор Саматов представился и произнес:

—   Вижу, у вас торжество, я извиняюсь, но нам надо прямо сейчас поговорить с вами, с вашей семьей. У вас есть свободная комната?

—  Хорошо, заходите в спальню, — ответил он.

Когда они вошли в прихожую, то через открытую дверь в столовую, их увидели некоторые гости. Сразу стало тихо, люди стали шептаться.

В спальне они сели на двухместную кровать, а женщина на пуфик у трельяжа. Сам Сухроб встал возле импортного шифоньера. В это время в комнату зашла испуганная жена со словами, что случилось?

— Нам еще нужен ваш сынишка, — сказал майор. — Приведите его сюда и тогда поговорим.

Майя отправилась в детскую, где дети сидели на ковре игрушками, взяла его за руку и привела в спальню. Странная женщина снова принялась разглядывать мальчика.

—  Дело в том, — заговорил Саматов, — что два года назад эта женщина, она из Бухары зовут Матлюба Набиева, потеряла сына. Его долго искала милиция, хотя так и не нашла. И вот сегодня, приехав в Ташкент, Матлюба заглянула в Детский мир и там случайно увидела мальчика, который очень похож на ее сына.

После этих слов в комнате наступила гнетущая тишина. Тут Матлюба подозвала малыша к себе:

—  Сыночек мой, Толибджон, ты узнаешь меня? Я твоя мама. Ты помнишь свою сестру Хилолу? Ты помнишь свою няню в садике, ты ее называл тетя Вера?

Мальчик испуганно смотрел на женщину и еще сильнее прижимался к матери.

—  Что говорит эта женщина? – чуть ли не закричал Сухроб от возмущения. – Она, кажется, больная. Это наш сын, она что-то путает.

—  А вы что скажете? – спросил милиционер у Майи, у которой по лицу текли слезы.

—   Это наш сын, — тихо подтвердила мать.

—   В таком случае покажите его метрики, — попросил майор.

Майя быстро кинулась к шкафу, и оттуда из черной сумочки достала документ и трясущимися руками протянула майору.

Милиционер глянул на документ и показал женщине со словами:

—  Документы в порядке, это их ребенок.

Сначала Матлюба растерялась, и все же вторила:

—  И все-таки это мой… Сынок, неужели ты меня не узнаешь, свою родную маму? Ну, вспомни, вспомни!

Мальчик испуганно смотрел на нее, держась за мать. Майор поднялся с кровати и предложил Матлюбе поехать в отделение и там продолжить разговор: «Я понимаю, вы потеряли сына, вам очень больно и все же вы ошибаетесь».

—  Мое сердце говорит, что это мой сын. Просто, задва года он забыл меня, — ответила женщина.

—  Хорошо, для верности мы опросим их соседей.

Два милиционера и женщина постучались к соседям напротив. Открыла пожилая русская женщина. Майор спросил, с какого времени она знает семью Намозовых и их сына. Оказалось, они приехали сюда всего полгода назад. Тогда Мавлюда предложила спросить у присутствовавших гостей. Милиционер отказался:

—  Для этого нет серьезных оснований. К тому же у них там праздник и мы можем испортить его. Так что на сегодня хватит, отправляйтесь к своей родственнице, у которой остановились, а завтра утром приходите к нам в отделение, и мы продолжим разговор.

Когда родители мальчика вернулись в столовую, то начались расспросы. Муж и жена старались улыбаться, хотя на душе оставался неприятный осадок.

—  Дорогие гости, все нормально, — громко ответил Сухроб. – Просто произошла какая-то ошибка, — и в двух словах рассказал о случившемся, а в конце добавил: «Мне кажется, эта женщина больна. Наверно, от горя. Не дай бог никому такого. Потому я  не в обиде на нее. Давайте, забудем эту неприятную историю и выпьем. Всем налили?

Глава 4

На другой день Мавлюда сидела у него в кабинете.

—  Я знаю, вы мне не верите мне, будет лучше, если я сейчас поеду в Бухару и привезу фотографии сына. Тогда поверите моим словам.

—  Это хорошая идея. И вот еще что, привезите его медицинскую карточку.

Мавлюда вернулась в Ташкент через два дня с дочкой. К тому времени Хилоле было уже семь лет. Утром они пришли горотдел. Саматов их принял в своем кабинете и посадил напротив письменного стола.

Мавлюда достала из черной лакированной сумочки несколько фотографий сына и протянула следователю. Тот разложил их на столе и стал изучать. Ее сын действительно был похож на Алишера. У них много общих черт. «Неужели эта женщина права? Хотя маловероятно», — подумал про себя следователь.

—  Давайте, поедем на опознания, — сказал он.

Через минуту они в машине Саматова уже куда-то ехали. И машину он остановил возле детского сада.

— В этом детском саду находится Алишер, — сказал следователь Мавлюде. — Я хочу, чтобы ваша дочка посмотрела на этого мальчика. Мавлюда, вы останетесь в машине.

Следователь привел Хилолу к решетчатому бетонному забору. На другой стороне играли дети. Среди ребятишек следователь нашел взглядом Алишера и затем, наклонившись к девочке, спросил ее:

— Видишь вон того мальчика в синей футболке? Он сидит с девчушкой в песочнице. Он похож на твоего братика Толиба?

—  Да, похож, только этот мальчик большее.

Когда они вернулись к машине, то Хилола рассказала матери, что видела мальчика, похожего на Толиба. Мавлюда улыбнулась и обратилась к следователю:

—  Вот видите, я была права. Выходит, эти люди украли моего сына!

— Вы думаете, что жена Сухроба похитила вашего сына? Но ведь, по описанию у той были светлые волосы, а у нее темные?

—  Женщинам нетрудно выкраситься в любой цвет.

—  Согласен. Давайте, проверим это.

Подъехав к дому Сухроба, следователь с девочкой поднялись на второй этаж. Дверь открыла Майя и немного испугалась, увидев майора.

—  Я к вам по тому же делу, хочу задать пару, — сказал следователь.

Пригласив их в комнату, Майя с интересом смотрела на девочку, но не осмелилась спросить о ней. Они сели за стол и Саматов попросил принести фотографии Алишера. Как только женщина ушла в другую комнату, следователь тихо спросил:

— Ты узнаешь эту тетю? Это она тогда тебе дала денег на жвачку и увела твоего братишку?

—  Нет, это не она. Та была старше.

Майя принесла альбомчик из детской комнаты, сказав, что здесь все фотографии сына. Саматов стал листать. Это были одиночные фото, крупным планом, и групповые — в садике, семейные, на елке с Дедом Морозом. Следователь закрыл альбом, и попросил на время эти снимки. Женщина кивнула ему. Саматов и девочка покинули квартиру, а хозяйка дома никак не могла понять, зачем он привел девочку к ней.

Когда «Матиз» выехал на центральную дорогу, следователь заговорил:

— Это не та женщина. К тому же она показала целый альбом фотографий, что это их сын. Вот, взгляните сами, — передал альбом, — А то, что этот мальчик похож на вашего сына, то такие случаи бывают. Это просто совпадение. Тем более у него есть документ о рождении. Так что можете ехать домой.

Мавлюда ничего не ответила. Но когда стали подъезжать к отделению милиции, она вдруг оживилась и сказала:

—  А почему в альбоме нет ни одной фотографии Алишера до двухлетнего возраста? Все снимки сделаны позже.

—  Вам бы в милиции работать, — ответил следователь, хотя она была права.

Саматов остановил машину на обочине, взял у нее альбом и стал листать. Затем задумался. «Странно, за два года ни одного снимка? В жизни так не бывает».

—  Оказывается, вы очень наблюдательны.

—  Когда два года ищешь ребенка, то станешь такой.

—  Мы сейчас поедем на Ипподром и поговорить с отцом этого мальчика.

Сухроб в своей лавке в основном торговал рубашками и брюками. Он сразу узнал следователя и настроение пропало.

—  Я все по тому же делу. «Остались кое-какие формальности, — и следователь спросил о фотографиях, — Почему до двух лет вы ни разу не фотографировали ребенка?»

—  Не знаю, в это время я находился в Корее, работал там. Когда жена рожала, меня здесь не было. Я приехал домой через два года. Фотографии должны быть, потому что отправляла мне. Первый раз, когда ему было полгода и второй — когда ему исполнился год.

—  Таких снимков я не нашел, — и следователь протянул ему альбомчик.

—  Странно, но эти снимки я сам вложил в этот альбом, когда приехал из Кореи.

—  Может, такие фото есть в другом альбоме, семейном? Ведь их не делают в одном экземпляре.

—  Там нет, — удивился Сухроб, — Странно, почему жена сделала в одном экземпляре?

—  Может, такие фото сохранились у ваших родителей?

—  Нет. Дело в том, что мои родители были против моей женитьбы на Майе, потому что она не нашей национальности. Тогда мы сами сыграли свадьбу, и долгое время моя жена не общалась с родителями. Год назад смирились.

—  Я обязан проверить все факты.

—  Мне трудно представить, что Алишер не мой сын. Я его безумно люблю, я всегда мечтал о сыне и всем телом чувствую, что он мой, родной.

—  Эти фото еще ни о чем не говорят, — успокоил он взволнованного отца.

Саматов вернулся к своей машине и рассказал об их беседе.

—  Я уверена, он врет, и его жена. Видимо, у них не было детей, поэтому и украли ребенка в Бухаре и привезли в Ташкент.

—  Я должен еще кое-что выяснить. Приходите завтра утром в горотдел.

—  Куда вас отвезти?

—  К метро.

Вечером Саматов зашел к начальнику отдела. Подполковник Холбеков был в хорошем настроении:

—  Надеюсь, сегодня ты закроешь дело о похищении ребенка и займешься новым?

—  Я тоже надеялся, но… — и доложил о новый обстоятельствах.

—  А ты был в роддоме, где Майя родила сына?

—  Да. Она действительно родила сына, и дата сходится. Врач говорит, что роды были тяжелые, и пришлось удалить матку, то есть теперь она не сможет больше рожать. Проверил медкарточку Алишера — в порядке.

—  Тогда закрывай дело.

—  Прошу дать еще два дня. Если моя догадка не подтвердится, то дело можно будет закрывать. Попробую разыскать женщину, которая похитила Толиба.

—   Ну, ты замахнулся! Его два года не могут найти, а ты…

—   Мы эту женщину будем искать среди знакомых Майи и Сухроба.

—  Ну хорошо, согласен.

Глава 5

На другой день Мавлюда с дочерью пришли в отделение. Саматов заметил их с окна и спустился во двор. Они сели на скамейку, и он сказал:

—  Я хочу найти ту женщину, которая похитила вашего сына.

От таких слов лицо Мавлюды засияло.

—  Я сейчас поеду к Намозовым, а вы посидите здесь. Мне будет нужна ваша помощь. Через полчаса приеду.

Дверь открыла Майя.

—   Неужели еще не закрыли дело? – раздраженно спросила они, впуская следователя в комнату. – Из-за этого я вчера поругалась с мужем. Оставьте нашу семью в покое!

—  Поверьте, я и сам заинтересован, как можно быстрее закончить это дело. Но эта женщина… Чтобы закрыть дело мне нужны все ваши фотографии.

—  Хорошо, я вам дам все. Надеюсь, что сегодня же закончите, иначе я буду жаловаться на вас.

Большой альбом следователь привез в горотдел. В своем кабинете Мавлюда с дочкой он усадил за стол и поставил пред ними альбом.

—  Я буду листать его, а ты, Хилола внимательно смотри на лица женщин — может, среди них узнаешь ту тетю, которая увела твоего братишку.

Когда осталась последняя страница, то Хилола воскликнула:

—   Вот эта тетя похожа!

—  Точно она? – переспросил следователь, и девочка кивнула головой.

От радости у Мавлюды по щекам потекли слезы. Положив голову на стол, она разрыдалась. «Мамочка, не плачьте, — сказала дочка, — а то я тоже буду плакать». Следователь дал ей стакан воды и затем проводил их до ворот.

После Саматов зашел к начальнику и сообщил новость.

—  Молодец, Тимур, хотя я сомневался в твоей затее. Бери наряд и задержите Схуроба и его жену.

—  Мне кажется, Сухроб не виноват. Сначала я хочу установить личность похитительницы.

В помощь Саматову выдели двух человек. Одного посадили на станцию прослушивать телефон Намозовых, а другой, лейтенант Алиев, с машины наблюдал за домом Сухроба, в случае побега.

Сам следователь поднялся наверх. Дверь открыла Майя и, улыбаясь, спросила:

—  Надеюсь, эта больная женщина успокоилась?

Саматов вошел в прихожую и вернул альбом.

—  Пока нет. Знаете, на этом фото, — и указал пальцем в альбом, — нас заинтересовала вот эта женщина. Кто такая?

—  Что-то я почти не знаю. Наверно, кто-то из моих подруг привел ее?

—  Ладно, мне пора, а вы вспомните. Спросите у своих подруг ее адрес.

Не успел следователь доехать до отделения, как раздался звонок его сотки. Это был напарник, который должен был прослушивать квартиру Намозовых.

—  Тимур-ака, только что Майя звонила в Бухару какой-то женщине по имени Рашида. Вот послушайте запись: «Рашида, что случилось, почему милиция интересуются вами? Неужели это ребенок той женщины? Сегодня опять приходил следователь и указал на вашу фотографию. Он хочет знать ваш адрес. Я сказала, что не знаю, но буду искать ваш номер». – «Правильно сделала, больше мне не звони».

Приехав в гортдел, Саматов сразу зашел к начальнику и тот позвонил в Бухару. Далее он вернулся в свой кабинет и стал ждать.

Прошло полчаса, Самат слушал по радионовости, как дверь распахнулась и вошел начальник. Его лицо было счастливым.

—  Только что позвонили из Бухары и сообщили о задержании «рыжей». Вовремя нагрянули к ней: она уже вещи укладывала в чемодан. Завтра утром ее доставят сюда.   Как там Алиев, ведет наблюдение за квартирой Намозовых?

Глава 6

Рано утром Саматов позвонил в Бухару и узнал, что через два часа похитительницу доставят в Ташкент. Затем он позвонил Сухробу, чтобы тот не ушел на работу.

—  Сухроб, через пару часов мы приедем к вам с важной новостью, все оставайтесь дома. Предупреждаю: наши сотрудники ведут наблюдение за вашим домом. Подробности при встрече.

Сухроб опустил трубку и никак не мог поверить в услышанное. Он стоял у телефона в прихожей с опущенной головой. Ему стало страшно.

—  Что случилось? — спросила жена, которая вышла из ванной.

Муж рассказал о телефонном разговоре со следователем. Майя побледнела, в ногах — слабость.

—  Может быть, и в самом деле Алишер сын той женщины? Чего молчишь, говори!

—  Не беспокойся, Алишер наш сын. Сама не пойму, чего хочет следователь, может, это шантаж, деньги хотят с нас выбить?

Сухроб нервничал и не находил себе места. Так прошло два часа.

В дверях раздался звонок. Сухроб и Майя вздрогнули, сидя на диване, а сынишка в своей комнате собирал «Лего». Дверь открыл муж. На площадке стояли майор Саматов, какой-то лейтенант и рядом модно одетая женщина с крашеными волосами. Сухроб пригласил их войти.

В гостиной сотрудники и женщина в наручниках сели на диван, а супруги — за стол.

—  Майя, вам знакома эта женщина? – спросил следователь.

—  Да, она была один раз у нас на дне рождения сына. Ее, кажется, зовут Рашида, к нам ее привел кто-то из моих подруг, но не помню кто.

—  Рашида, а вы знаете Майю? – задал Саматов вопрос.

—  Я только один раз была у нее. Сюда привела моя подруга Наргиза, у которой я была в гостях в Ташкенте. Могу дать ее номер телефона. Я иногда останавливаюсь у нее, когда приезжаю Ташкент за товаром.

Сухроб сказал, что видит эту женщину впервые.

—  Майя, вчера вы мне соврали, что не знаете эту женщину, а теперь послушайте ваш телефонный разговор с Рашидой, —  и включил плеер.

Майя стала бледной. Следователь задал ей вопрос:

Майя, в разговоре вы сказали: «Неужели это ребенок той женщины? О каком ребенке шла речь?

—  Я не помню, что говорила: была сильно напугана, не хочу проблем с милицией.

Тогда Саматов вынул сотку и позвонил: «Привидите к нам свидетелей». И через минуту в квартиру вошли Матлюба и ее дочь.

—  Хилола, эта женщина дала тебе деньги и отправила в магазин? — спросил следователь, указывая на Рашиду.

Девочка кивнула головой: «Да, это она».  И затем рассказала, как она украла ее братика.

—  Сухроб, надеюсь, теперь все ясно, — спросил следователь.

Глаза мужа горели от злости, он закричал на жену.

—  Где наш сын, что с ним случилось?

Бледная жена боялась поднять глаза и тихо сказала:

—  Он умер от пневмонии.

От горя отец закрыл руками лицо и застонал. Жена плакала.

—  Что было дальше, — спросил следователь.

—  Когда я похоронила ребенка, то испугалась, что муж меня бросит, потому что врач сказал, что я больше не смогу рожать. Зачем я ему бездетная. Я была в горе и не знала, что делать. И одной из моих подруг пришла в голову мысль: заменить умершего ребенком. Я не сразу согласилась. Терять мне было нечего. Так меня познакомили с Рашидой, и за большие деньги она согласилась найти двухлетнего, похожего на Алишера ребенка. Вначале, как она искала в детских домах, но похожего не было. Потом нашла из бедной семьи. Рашида сказала, что мать готова продать его, так у нее дети голодные. За эту услугу она попросила больше денег. Но я не знала, что она украла.

В это время в комнате появился Алишер. Увидел мать в слезах, он, обняв ее и спросил: «Мама, почему вы плачете?» Тут Майя зарыдала и опустила голову на стол. Мальчик тоже заплакал. Сухроб опустился на колени перед сыном и, сжав его в объятьях. По лицу потекли слезы.

—  Что будем делать? – тихо спросил Саматов и сам же ответил, — Ясно одно, сейчас нельзя забирать мальчика. Для него это будет удар. Вот, что я предлагаю. Пусть одну неделю Алишер поживет у одной мамы, а потом у другой, пока мальчик не привыкнет к новой маме.

Все родители были согласны и кивнули головой. Когда Рашиду в наручниках увели, Матлюба медленно подошла к Майе, и обе женщины обнялись.

 

Если понравился рассказ, то поделись с друзьями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Похожие записи

Начните вводить, то что вы ищите выше и нажмите кнопку Enter для поиска. Нажмите кнопку ESC для отмены.

Вернуться наверх
Shares